Калининградская архитектура

 

Играйте архитектурно-культурными слоями!
 
Формирование архитектуры, ее профессионального качества, типологии зданий и сооружений, новых инженерных конструкций, художественно-декоративных пластических форм всегда происходит в конкретных региональных исторических условиях, под воздействием сложного сочетания разнообразных факторов, основа которых – архитектурная традиция – исторически сложившийся комплекс элементов социально-культурного, функционально-конструктивного и художественно-эстетического, в том числе национально-стилевого наследия в архитектуре и градостроительстве.
В Городе К – полного сооружений потерянной памяти и сооружений новой памяти, а последней – памяти, как критического акта, традиция сейчас сводится к проблеме выбора между генетикой национального, но геополитически далекого, виртуального, живущего только в воспоминаниях и представлениях, и региональным историзмом постоянно осязаемым, и ставшим уже чем-то родным и близким. Но традиция не должна основываться на выборе или на романтическом созерцании, а заключаться в создании новых художественно-эстетических ценностей.
В связи с этим хочется вспомнить другую русскую традицию – традицию европейского российского города, каким является например Санкт-Петербург. Эстетика Петербурга, как города европейской культуры, находящаяся в региональной, концептуальной и философской близости к нам – это традиция впитывания, преломления европейской культуры с учетом собственных условий, и, всегда было особенностью и традицией Высокой Русской Культуры, это тот огромный высокопрофессиональный накопленный опыт, которым нам никак нельзя пренебрегать.
Многое уже было сказано об исторической оси Запад-Восток, места и роли в ней Города, как места встречи двух культур, но хотелось бы также узнать, что нам может предложить и ось Север-Юг. 
                                                               
Город К – это прежде всего европейский город, поэтому имиджу Калининграда, как европейского города необходимо развивать именно европейские черты, только так он может сохранить свое к а ч е с т в о, свою уникальную индивидуальность.
Качество архитектуры не может определяться лишь историческим изменением языка архитектуры.
Качество архитектурного сооружения многомерно и охватывается понятием ситуации, то есть органическим единством всевозможных аспектов бытования архитектуры в контекстах среды, поведения, воспоминаний и ассоциаций, природы, климата и т.д.
Нестандартность региональной культурной среды, достаточно высокий профессиональный уровень культурного самосознания, региональная компактность и развитость культурной инфраструктуры, а также уже начинающая сформировываться региональная культурная самодостаточность, позволяет говорить о возможности появления феномена регионально окрашенной архитектуры, своего рода архитектурного диалекта - регионального стилистического архитектурного языка, и соответственно, как результат – появления ШКОЛЫ. Следует только заметить, что «фирменный» стиль архитектурного языка должен вырабатываться не на основе сложных и опасных игр с историческими мемориальными реминисценциями, а прежде всего в генетическом освоении ЕВРОПЕЙСКОГО КАЧЕСТВА.
Разработка программ «региональной архитектуры» откроет новую историю в архитектуре К, создаст ситуацию – «возвращения архитектуры», при условии появления новых архитектурно-технологических идей и формирования новых профессиональных концепций.
Какая все-таки должна быть АРХИТЕКТУРА К
Прежде всего,
это: АРХИТЕКТУРА ЕВРОПЕЙСКОЙ ГОРОДСКОЙ КУЛЬТУРЫ                            
 
Видится, прежде всего отказ от всего тенденциозного стилистического диапазона ретроэклектики, всевозможных псевдоисторических и этнографических стилизаций и имитаций, поощряемых непритязательным заказчиком и поворот к честности и профессионализму в архитектуре, к архитектурному качеству и концептуальной ясности решений.
Предпочтение следует отдать развитию именно стилевой архитектуры – как фундаментальной основы восстановления непрерывности и структурности городской ткани, визуальной коммуникативности архитектуры, преемственности архитектурных рядов, приближения к масштабу человека. Но такая тенденция в архитектуре отнюдь не должна определяться механическим воспроизведением архитектурных форм и деталей прошлого, а опираться на глубокое постижение первооснов исторической архитектуры, ее структуры и тектоники, на вечные ценности пространства и формы, ее связи с конкретным местом строительства, с «исходным ландшафтом», т.е. до того, как он урбанизировался в результате последних изменений.
Необходимо наконец понять, что архитектурная культурарегиона – это прежде всего исторически апробированное архитектурное знание.
Путь к «человеческой среде», к таким понятиям как комфорт среды, качественная среда города, лежит через п а р а ф р а з   города исторического, поэтому представляет интерес семантическая концепция архитектуры, концепция здания / сооружения, как запоминающегося знака / символа и архитектурного диалога с использованием всего богатства архитектурного языка – цитат, контекста, метафор, в диалоге между «архитектурами», между старым и новым, прошлым и настоящим.
Методологическая основа такой концепции заключается в необходимости вызвать «революцию» профессиональной архитектурной памяти – попытаться создать, сконструировать художественный мир городской среды на основе мифологизации, символики, историчности – т.е. архитектуры переживаний, прочтений, воспоминаний, ассоциаций. Переосмысление исторического наследия и архитектурных традиций позволит решить очень насущную проблему сегодняшнего дня – возвращения поэтической функции архитектуре.
Следующий, более сложный этап – это игра с памятниками архитектуры, аурой К и Виртуальным Городом в интеллектуальные игры. Для начала, например, найти знаковый конструктивно-типологический элемент в архитектуре и… культивировать его. И нет ничего страшного на первых порах в псевдоархитектуре – исторические городские ворота вальных укреплений архитектора фон Астера - это ведь не что иное, как псевдоготика стиля Тюдор.
Авангард – в свое время эта новейшая культура предприняла попытку сделаться наследницей всех мировых культур. Поэтому методологически, в области архитектуры, для нас это должно представлять очень большой профессиональный интерес.
Характерна имперская природа Города К, а раз так, то должны присутствовать Римские реминисценции в архитектуре и градостроительстве. Аналогом может стать культивирование классицистических традиций в архитектуре К.
А может освоение и продолжение линий историзма в модерне (югендстиле)? Какие для этого есть примеры? На что здесь можно опереться?
Уж очень актуален девиз:
 
ИГРАЙТЕ АРХИТЕКТУРНО-КУЛЬТУРНЫМИ СЛОЯМИ!
 
 Необходимо начинать «разговаривать» с историческим городом. Мы учим язык? (Для чего?) и архитектурный необходимо изучать. По существу нужно Калининград научить архитектурно-художественному (культурному) языку Кенигсберга. А как первый шаг – совершенно необходимо составление «архитектурного словаря» Города К.
Необходимо включить в полном объеме весь историко-архитектурный ресурс Города в сферу профессиональных интересов современной региональной архитектуры (профессионального цеха) – только таким образом возможно в итоге вызвать к жизни такое понятие, как – «архитектурное событие» в Городе К.
Архитектурная деятельность всегда тесно связана с геополитическими культурными процессами. Международные, межэтнические и межконфессиональные контакты пронизывают всю архитектуру на основе различных форм международной архитектурной деятельности, что кстати всегда благоприятно способствовало профессиональному росту архитектурного цеха, повышению качественного стандарта в архитектуре и взаимообогащению архитектурных культур.
Культура нового и новейшего времени – это приоритет интернационального над национальным. Происходящая сейчас интернационализация общеевропейской культурной среды, уникальность геополитической и культурологической ситуации – нахождение Города в среде европейского архитектурного ландшафта, определяет и ориентиры опирающиеся на общеевропейские архитектурно-градостроительные тенденции. Поэтому выработка новых концепций развития К, комплексное решение на новой качественной основе проблем градостроительства и архитектуры города, определение стратегии и тактики профессиональных технологий возможно только на основе широкого сотрудничества с системами европейских градостроительных образований, что методологически приведет к интеграции архитектурно-градостроительных процессов, а соответственно, технологически и интеграции градостроительства К в градостроительное пространство Евросоюза.
 
Имеется много поводов задуматься о дальнейшем развитии Города К, по новому осмыслить ФИЛОСОФИЮ ГОРОДА, выявить логику будущих профессиональных действий.
 
Вопросы, остающиеся пока без ответа, но которые так или иначе были затронуты или ассоциативно присутствовали в настоящем тексте и требующие по крайней мере, хотя бы профессионального осознания.
 
1.      Непонимание чего мы все-таки хотим (неуверенность) – какой ГОРОД хотим? Что вообще подразумеваем под «К»? Какие лелеем мечты / ожидания по поводу такого понятия, как «образ / цель» К?
 
2.      Какова сфера художественного ОПЫТА в К? Что входит в такое понятие, как сфера художественного ОПЫТА К и как им профессионально пользоваться?
 
3.      Когда же наступит момент обостренного самосознания архитектуры К? Когда начнется влияние региональной архитектуры К на современную архитектуру и в чем причины «толстокожести» современной региональной* архитектуры К?
 
4.      Какова жизнеспособность архитектуры К и собственно КАКОЙ архитектуры? В чем заключается АРХИТЕКТУРНАЯ ПРАВДА К и где находится АРХИТЕКТУРНОЕ ЗНАНИЕ К?
 
5.      Современная архитектурная культура региона должна по существу ответить на один важный вопрос – какова потребность Города К в ПРОСТРАНСТВЕ и в… КАКОМ ПРОСТРАНСТВЕ?
 
6.      Каковы вообще принципы регионального архитектурного макияжа? Какие стили и направления осваивались в К и ПОЧЕМУ? Какие архитектурно-стилистические версии возможно культивировать в К и можно ли каким-то образом «вычислить» ФОРМУЛУ АРХИТЕКТУРНОГО СТИЛЯ К.
 
7.      Каков уровень профессиональной культуры (архитектурной культуры) К и какое место она должна занимать в общей современной КУЛЬТУРНОЙ МАССЕ К.
 
8.      Если архитектура регионализма – это о б с л у ж и в а н и е того или иного ограниченного региона, то ЧТО мы хотим обслуживать и собственно, ЧТО необходимо обслуживать?
                                                                                                                                           Архитектор Олег ВАСЮТИН
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
 
 

 

© КОСАР

Rambler's Top100