Калининградская архитектура

 

Городу необходима градостроительная доктрина
Что это такое?
 
 
 
По существу Градостроительная доктрина должна ответить всего лишь на два вопроса:
1.      Что мы хотим?
2.      Что от нас «ждет» Европейское Сообщество – раз Город находится в общей среде архитектурно-градостроительного пространства Европы.
(Здесь, например, для нас будут очень интересны материалы сессий Европарламента и Межпарламентских Ассамблей Евросоюза (г. Страсбург 1991-2000 г.г.) посвященных развитию городов Восточной Европы).
 
Градостроительная доктрина прежде всего должна на основе оценки сложившейся проблемной ситуации поставить качественный д и а г н о з Городу, определить и зафиксировать «территорию» архитектуры, сформулировать основные принципы региональной архитектурно-градостроительной политики, ее стратегию и тактику, предложить профессиональному цеху архитектурно-проектные методологии и технологии, содержать цели, задачи, основные направления, этапы развития градостроительства и архитектуры, а также инструменты их реализации.
На стадии Градостроительной доктрины очень важна выработка имиджевой характеристики Города – некий ассоциативный ряд связанный с понятием образа Города.
 По-своему содержанию – это должна быть КОНЦЕПЦИЯ–ПРОГРАММА всей региональной архитектурно-градостроительной деятельности, создание которой возможно только на основе системного подхода – использовании системы гомеостаза и теории систем в качестве методологии прогнозирования и формирования будущей архитектурно-градостроительной политики Города. А как первый методологический шаг в этом направлении может стать – заключение своеобразного «архитектурно-градостроительного мира» между городами Кенигсберг-Калининград.
 
Разработка и принятие Градостроительной доктрины позволит:
 
1.      Осуществить осознанный профессиональный шаг в направлении понимания Города, его уникальной культурологической ценности, как территориально-пространственного временнóго образования.
2.      Внести ясность, внятность и уверенность в деятельность профессионального цеха в существующих условиях философско-архитектурной специфики европейского исторического города.
3.      Стимулировать профессиональную деятельность в направлении продолжения на новой технологической основе высокопрофессиональных традиций освоения городских территорий в рамках гармонической преемственности городов Кенигсберг-Калининград, в общем масштабе корректировки и дальнейшего развития архитектуры и градостроительной политики Города.
 
Историзм – характер города К, требует реализации идей индивидуализации и историзации городской среды, качественно нового уровня понимания и переоценки значения архитектурного наследия. Сейчас становится уже очевидным то, что переориентация сознания на общечеловеческие ценности (со «своего» и «чужого» на «общее») это именно тот путь, который нам необходим.
Калининград стоит в списке исторических городов общероссийского значения, к этому следует добавить также и историко-культурный блок общеевропейского уровня.
 
Что это значит?
 
По сути – это своего рода, КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ Города, основной закон которой гласит, что – историческое сознание в историческом городе должно быть доминирующим. Поэтому проблемы сохранения памятников архитектуры и градостроительства, исторического городского ландшафта, его психологического комфорта, стремление к возможному восстановлению целостных картин архитектурно-пространственной исторической среды должны стать одной из главных ТЕМ в градостроительной политике города.
В нынешней обстановке повышенного и более пристального внимания к историко-культурному наследию, подготовки российского закона об исторических городах, происходит существенная корректировка прежнего института Генплана, его основных фундаментальных позиций. Дальнейшее развитие Калининграда, как исторического города теперь уже немыслимо без работ, связанных с полноценным исследованием города - систематизации и аккумулирования данных историко-градостроительных разработок и практики перевода их в систему градостроительного регулирования.
Даже в эпоху центрального планирования существовал разрыв между Генпланом и реальным строительством. В ситуации рынка, когда невозможно точно предсказать источники и направления будущих инвестиций, должна появиться по-видимому совершенно иная концепция планирования – необходимо в большей степени определять не то, что должно быть построено, а то чего строить нельзя. Вместо крупномасштабного Генплана городу потребуется набор правил и ограничений создающих «русло» для городского развития.
Ведь вопрос состоит не в том, например, - строить или не строить (обновление, сохранение и развитие идет одновременно), а в том КАК, в КАКИХ формах, КАКИМИ способами.
В настоящее время происходит отмирание Генплана, как формы градостроительной деятельности и определяющего градостроительную политику. В этой ситуации историко-архитектурный градостроительный опорный план выходит на первое место и становится главным и градообразующим, вследствие этого трансформация всей проектной деятельности через историко-градостроительный опорный план становится приоритетным направлением градостроительной политики и как следствие – формирование качественно нового уровня URBAN HUSBANDRY, методологическая основа которого будет заключаться в таком понятии, как - р е г е н е р а ц и я.
Качественное решение проблем регенерации, реновации, реставрации  архитектурно-градостроительного наследия, исторических территорий обеспечит непрерывность городской среды и восстановит гармоническую преемственность эволюционного процесса развития исторического города.
 
 
·               Проблема развития Калининграда, как пространственно-территориального образования не может претендовать на то, что бы избежать воздействия сложившейся исторической структуры города.
 
·               Рассмотрение города как территориально-временнóй организации позволяет говорить о необходимости социологии и философии градостроительства, без которых существующий институт Генплана представляется просто бессмысленным, и в результате поднять вопрос экологии градостроительства и архитектуры.
                                                                                                                                                            Олег ВАСЮТИН
 
 
 

© КОСАР

Rambler's Top100