Калининградская архитектура

 

Грустный Кёстер
 

И была же охота этому человеку заархивировать Старый Кёнигсберг в Калининграде!

Я о Балдуре Кёстере. В начале 90-х он приехал к нам, конечно же, ужаснулся, оценив потерянное и увидев состояние построенных еще до войны зданий, но более всего удивился и обрадовался тому, что в городе то здесь, то там проглядывает старая архитектура. Да ведь и целые кварталы сохранились!

С педантичностью учёного-архивиста Балдур Кёстер принялся описывать здания Кёнигсберга в советском городе. Вот что пишет он сам о побудительных мотивах: «До выхода в свет этой книги Кёнигсберг/Калининград не располагал ни одной работой, которая бы произвела систематический учёт и описание (с помощью чертежей, фотографий и текстов) немногочисленных, но поэтому тем более достойных любви остатков сооружений немецкого времени, переживших войну только благодаря случайности, и которая бы при всей критике отдавала бы им должное в рамках истории архитектуры».

Когда берёшь в руки книгу Балдура Кёстера  "Архитектура Кёнигсберга, теперешнего Калининграда" не понимаешь, как это возможно одному осилить такой неподъёмный труд? Но так бывает, когда дело становится Миссией. При этом исполнитель вовсе об этом и не думает – он просто идёт своей дорогой и делает своё дело. Безумно много трудится.

А вот что пишет он сам: «Когда летом 1994 года мне сначала просто хотелось получить информацию о Кёнигсберге/Калининграде, в поиске литературы я — как, пожалуй, и многие другие архитекторы — заметил эту большую недостачу. Из-за моего опыта создания монографий городов во мне сразу заговорил внутренний голос, требовавший взяться за эту задачу и устранить дефицит. Без всякой просьбы со стороны правительств, объединений и организаций и без финансовой поддержки от кого-либо — но, постоянно осознавая важность задачи и ведомый собственным интересом к такой работе — с весны 1995 года я начал фиксировать то, что осталось, т.е. проводить инвентаризацию зданий». Балдур Кёстер напоминает мне в этом своём подвижничестве нашего соотечественника – Петра Дмитриевича Барановского, известного тем, что с риском для жизни он спасал от уничтожения выдающиеся шедевры русского зодчества; по архитектурным обмерам, сделанным Барановским, восстановлены многие храмы, в том числе, разрушенный в тридцатые годы прошлого столетия Казанский собор на Красной площади.

Книга Балдура Кёстера стала бестселлером, энциклопедией.

Я вспомнила о нём, потому что в главной экспозиции Калининградского Архитектурного Фестиваля-2010 «Неслучившееся будущее» нашлось место и для его нереализованного проекта. Это – Кнайпхоф. Мечта. Однако у Балдура Кёстера и план есть.

К книге «"Архитектура Кёнигсберга, теперешнего Калининграда" он даёт Приложение «Кнайпхоф в Кёнигсберге». Здесь - его собственные реконструкции старой застройки Острова и варианты современной с учётом традиций. Чертежи и мысли по поводу возможности возвращения историческому городу его исторического облика.

Ещё три года назад Балдур Кёстер был для меня личностью абсолютно фантастической. И вдруг во время Международного проектного семинара «Воркшоп» я столкнулась с ним нос к носу в Художественной галерее. Он взялся как бы ниоткуда в первый день семинара и точно так же будто испарился на другой – улетел в свою Германию. Его не было в числе официально приглашённых. Какой-то час другой он провёл среди конкурсантов – Художественная галерея была похожа тогда на муравейник. Все что-то придумывали, что-то обсуждали, о чем-то спорили целыми часами. Что делать с территорией Королевского Замка? Как и что здесь строить? Это был один из самых волнующих вопросов. У каждой творческой группы был готов свой ответ на него. Но как придти к консенсусу? Ведь к окончанию «Воркшопа» должны были родиться рекомендации власти: как развивать эту территорию? Пришли, в конце концов, к тому, что судьбу центрального ядра города решит Международный архитектурный конкурс. Но это было произнесено, когда Балдур Кёстер был уже далеко.

А я сфотографировала его в тот момент, когда шли дебаты первого дня. Как любопытно сегодня всматриваться в эти снимки! Замечаю, что был Кёстер очень грустным. Как вы думаете, почему? 


 

 

 

 


 
                                                                                                                                                         
                                                                                                                                                             Раиса Минакова

                                                                                                                                                            Фото автора
 
 
 
 
 
© КОСАР

Rambler's Top100