Калининградская архитектура

 

О чём молчат архивы

Вообще-то, архивы не молчат. Они терпеливо хранят тайны до той минуты, когда к страницам документов прикоснутся руки исследователя, историка, краеведа или просто любознательного человека. И тогда они рассказывают о жизни давно прошедшей или не очень.

В Калининградском Государственном областном архиве бережно хранятся документы, которые дают почувствовать дыхание времени. Какими были 50-е, 60-е, 70-е, 80-е годы для Калининграда? Как строился город? Как развивался? Как архитекторы придумывали новые проекты? Кто были эти люди? Что их волновало? Каким хотели они увидеть улицы и площади нового города?

Советский период калининградской архитектуры чётко делится на десятилетия.

Сороковые. В первые годы после войны нужно было хотя бы расчистить улицы от руин и приспособить под жилье сохранившиеся здания. Кинохроника сохранила живые воспоминания о том, как калининградцы восстанавливали город из развалин. Рассматривая архивные фотографии, имеешь возможность сравнивать прошлое и настоящее – и удивляешься: это за шестьдесят лет Калининград стал таким красивым и уютным! И лишний раз задумываешься: городскую среду создают не одни только архитекторы, а и те, кто в городе живёт. 

Пятидесятые. В это время главным архитектором Калининграда был Дмитрий Константинович Навалихин. Талантливый зодчий, он впоследствии стал профессором Московского Архитектурного института.Как и городские власти, архитекторы были озабочены не только тем, чтобы восстановить и реконструировать жилищный фонд, дать людям кров, открыть новые магазины, школы, кинотеатры. В городе, который так не пощадила война, людям хотелось поскорее забыть о пережитых ужасах и начать жить счастливой мирной жизнью.

В пятидесятые в Калининграде планируется открыть Планетарий. Для него идеально подходил павильон ресторана Восточной ярмарки – он единственный в комплексе уцелел после бомбардировки и стоял в руинах. Это здание и предполагалось реконструировать под Планетарий. И это не какие-то пустые фантазии. «Облпроект» выполняет заказ на проектирование. Автор проекта – архитектор В. Гусев. На эскизе будущий Планетарий чем-то похож на театр, может быть, колоннами у входа. В экспликации упоминается и «городской парк» рядом, и «зелёная изгородь». Душа просила гармонии. Удивительно, что при общей бедности, царившей в то время, жутком дефиците всего и вся, была охота думать об этом – о Планетарии! Так ведь Бессель жил в этом городе! Кто-то же из новых жителей не забыл про его Астрономическую Обсерваторию! Она была тут до войны в паре кварталов. Можно представить, с каким вдохновением работал над проектом весь авторский коллектив. Но не сбылось. Планетария нет и по сию пору в Калининграде. Вместо него на Большой Торговой – впоследствии это улица Прфессора Баранова, а тогда она сохраняла в своём названии память о прошлом Кёнигсберга - появился спортзал «Динамо». Кто-то решил, что лучше закалять тело, чем смотреть на небо и звёзды. И это было так в духе времени!

Тогда активно отстраивался Сталинградский проспект. Здесь появились Магазин «Дары моря», Кинотеатр «Заря», Магазин «Папиросы и Табаки», Магазин «Ткани», Гастроном № 1. В проектах архитекторов чувствуется «сталинская школа», однако и заметно желание восстановить здания, спроектированные немецкими зодчими, буквально «один в один». Таков магазин «Папиросы и Табаки», известный в более поздние времена как магазин «Табак» на углу Проспекта Мира и улицы Пугачёва.  

В архивных папках сохранились протоколы собраний членов Союза Архитекторов: коллеги критикуют друг друга, сожалеют о том, что в спешке застраивая Сталинградский проспект, не подумали, как сделать более выразительным архитектурный облик центральной городской магистрали. Острая критика – примета того времени.

 

Шестидесятые. На каждой встрече в профессиональном кругу звучат всё те же вопросы, что и в пятидесятые: как застраивать центр Калининграда, как относиться к архитектурным и историческим памятникам? Первый Генеральный план восстановления и реконструкции областного центра был подготовлен еще в 1953 году. Однако уже к концу 50-х ресурс восстановления и реконструкции разрушенных зданий был исчерпан. Начинается период проектирования жилищно-гражданских объектов с применением типовых проектов.

Уже в 61-ом году новосёлы-счастливчики въехали в Дом с арками (с магазином «Книги-ноты» и «Аптекой») на улице Житомирской, вскоре переименованной в Ленинский проспект. А по соседству поднимались этажи калининградских Черёмушек: жилой квартал Звёздной и Космической с Универмагом «Маяк», а напротив, через дорогу -   четырёхэтажки – от улицы Генерала Соммера до Площади Победы. Примечательно, что в каждом доме на Ленинском располагались магазины: в одном – «Мясо», в другом – «Молоко», в третьем - «Соки-воды», Это на одной стороне улицы, а на другой – «Хлеб», «Кондитерский». А еще – кафе «Снежинка», «Парикмахерская». Всё для человека!  Это потом назовут «хрущёвками» такие дома, еще позже – «хрущобами». А тогда, спустя пятнадцать лет после окончания войны, квартира с ванной была пределом мечтаний городского жителя. Как быстро забывается хорошее! А ведь в шестидесятые по всему городу быстро и с настроением (посмотрите на старые фотографии!) строились новые дома – в них въезжали семьи китобоев и рыбаков, военных и врачей, учителей и рабочих.

 

В материалах Областного архива обращают на себя особенное внимание несколько фотографий. На них – легко узнаваемые Биржа, Парк-отель, Рынок. Мало кто из калининградцев знает, что, например, в ренессансном здании Биржи мог обосноваться Областной Краеведческий музей, а в Парк-отеле, спроектированном в стиле конструктивизма, Общежитие на 500 мест треста «Калининградстрой».

На фотографиях – проекты, созданные калининградскими архитекторами. К сожалению, не всегда удаётся прочитать на эскизах и схемах фамилию автора и год их создания. Уточнить это – большая сложность. Спасибо, что Областной архив сохранил некоторые документы Союза Архитекторов, Областного отдела по делам архитектуры, Службы главного архитектора Калининграда, Облисполкома. Спасибо, что и Историко-художественный музей принял в свой архив на хранение часть документов от калининградских архитекторов. А вот совсем в недавние времена (еще какие-то пять лет назад!) хранившийся в здании «Калининградгражданпроекта» бесценный архив с макетами, эскизами, проектами архитекторов – в них история развития Калининграда, его строительства от первых послевоенных лет и до наших дней – уничтожен! Бесследно исчез! То ли сожжён, то ли вывезен на мусорную свалку – проработавшие не один десяток лет в «Калининградгражданпроекте» архитекторы и те не могут найти ответа на этот вопрос. Вот итог передела собственности постсоветских лет. 

Ну, а что же архитектурный проект Областного Краеведческого музея в здании Кёнигсбергской Биржи? Или Общежития на 500 мест треста «Калининградстрой» в Парк-отеле? Они так и не были реализованы. Мы можем только проследить за авторской мыслью, всматриваясь в линии, вчитываясь в пометки на полях. Вот Краеведческий музей – заметно желание архитектора и всей авторской группы создать проект подстать немецкому. Уж, во всяком случае, не уронить себя. Отчего же в бывшей Бирже появился Дворец Культуры моряков, а не Краеведческий музей с целым комплексом культурных зон внутри здания? Трудно сейчас сказать. Решения принимались наверху. Можно предположить, что одной из причин, отчего отлежался на полке архитектурный проект, была та, что Калининград долгие годы не имел хорошо продуманного Генерального плана. В 60-е только лишь корректировался тот, что был подготовлен в 1953-м – по восстановлению и реконструкции областного центра. Ну, и что с того, что группа архитекторов, инженеров, планировщиков, чертёжников «Облпроекта» работала не один день над заказом? Строить не стали. Так случилось и с Общежитием на 500 мест треста «Калининградстрой» в Парк-отеле. И с проектом Центрального Рынка на улице Кавалерийской, ставшей впоследствии улицей Черняховского. Архитекторы Атанов и Гаврилов предложили проект, который будит воспоминания о Выставке Достижений Народного хозяйства в Москве. Вход украшен колоннами и скульптурами, нет только фигур с серпом и молотом, хотя сам серп в декоре присутствует. Как бы там ни было, жаль: одно из знаковых мест города уже несколько десятилетий могла бы украшать добротная архитектура.  

 

Семидесятые-восьмидесятые. В начале 70-х широкое распространение получило крупноблочное и панельное домостроение. 80 процентов жилых домов были построены по новым для того времени технологиям – с использованием керамзитовых плит для полов и перекрытий размером «в жилую комнату», свайных фундаментов, стеновых блоков.  Так исполнялось Постановление Совмина 1968 года «О мерах по развитию городского хозяйства г. Калининграда». Как будто была дана «отмашка», и работа закипела: в соответствии с документом нужно было спроектировать и построить несколько важнейших объектов. К ним отнесли: «набережные реки Преголи, северную и южную котельные, эстакадный мост через реку Преголя, завод силикатных строительных материалов, Дворец спорта, Дворец пионеров, здание связи, комплекс аэропорта, Дом радио, Дом Советов, цирк, многопрофильную больницу, учебные корпуса университета, киноконцертный зал». Вот тогда и появились в Калининграде спорткомплекс «Юность», кинотеатр «Октябрь», Дом Быта, Дом связи, здание Областного архива, гостиница «Калининград», здание института «Калининградгражданпроект», аэровокзал». Не видим, пожалуй, только Цирка. Указания партии и правительства исполнялись точно.

Много строило объединение «Калининградстрой», и много проектировали специалисты «Калининградгражданпроекта». Институт участвовал во Всесоюзном социалистическом соревновании, и вот благодаря этому обстоятельству сегодня мы можем листать страницы альбомов, аккуратно подготовленных архитекторами для Москвы. Мы видим сначала в эскизах, как будет застраиваться Московский проспект, на макете – каким станет Ленинский. В этих фотографиях – история калининградской архитектуры. Из нынешнего времени, гуляя по улицам Калининграда, легко критиковать авторов проектов семидесятых-восьмидесятых за монотонность, однообразие и даже «серятину». А тогда то, что они делали, казалось новым словом в градостроительстве. И они старались. Будем объективными: бедный строительный рынок, отсутствие разнообразных отделочных материалов, а еще жёсткий контроль надзорных органов не всегда давали возможность раскрыться индивидуальности. «Типовуха» была королевой.

Вчитываясь в архивные документы, замечаешь некие проблемные «хвосты», которые тянутся в наше сегодня из тех лет. Начиная едва ли не с сороковых встаёт вопрос о судьбе Королевского Замка. Вот главный архитектор города В.В. Ходаковский: «Сейчас речь должны идти о конструктивной целесообразности использования сохранившегося цоколя с огромнейшими подвалами. Возможно также эффективно использовать сохранившееся западное крыло бывшего замка. Здесь целесообразно устройство большого выставочного помещения, музейного или кинозала… Эти помещения могут быть отстроены по мере наличия средств и впоследствии должны органически войти в состав будущего центрального городского здания». Противников и желающих сравнять Замок с землёй много, и, в конце концов, его в 1968 году подрывают, оставив нам проблему. Ничего в течение десятилетий не ясно с детальной планировкой центра города, и постоянно на собраниях архитекторов звучат вопросы, как и что строить. В 52-ом году главный архитектор Д.К. Навалихин настаивает: «Мы обязаны думать о городе как о едином ансамбле» - мы читаем это в Протоколе собрания членов Союза Архитекторов. А вот Проект резолюции общего собрания членов и кандидатов Калининградского отделения Союза Советских Архитекторов от 23 июля 1952 года: «Осудить как неправильную существующую среди архитекторов и отдельных руководителей тенденцию решения частных проблем в ущерб общей планировке города, отрицание необходимости принципиального решения центра города как первоочередной задачи».

 

Раиса МИНАКОВА

© КОСАР

Rambler's Top100