Калининградская архитектура

 


Архитектура в сослагательном наклонении

Текст: Александр Попадин

описание будущего архитектурного фестиваля со множеством провокаций, отступлений, иллюстраций и внешних ссылок.


0. Архитектура "если?"

Есть знаменитая цитата, что "история не терпит сослагательного наклонения". Т.е. для исторической науки не бывает и не может быть вопроса " а что было бы, если бы?… А что, если бы у Клеопатры был бы длиннее нос? История есть то, что СЛУЧИЛОСЬ уже в реальности, и всякие вопросы "если" ей чужды.

История имеет дело с прошлым, а архитектура по большей части – с будущим, и поэтому у неё есть своё собственное сослагательное наклонение. Называется оно "проект". Что будет, если построят вот ТАМ вот ЭТО и в таких МАТЕРИАлах? Часть (меньшая) проектов материализуется в строительстве, и становится элементом городского ландшафта. Другая часть остаётся на бумаге или в макете, пылится на полках, в ящиках, в архивах, или выбрасывается потомками как бумажный хлам, не пригодившийся для строительства реальности. 

Собственно, эта подводная часть айсберга и составляет главный массив той деятельности, что зовётся "АРХИТЕКТУРА". В ней только 1\10 проектов реализуются, а остальные остаются под спудом, лишённые материальности, зрителя и профессионального разбора. Дело житейское: то заказчик разорился, то ему не понравился само проект; или это был конкурс, когда одну площадку и объём проектируют 10 групп… По-разному не состоялись, и осталось лежать в папках, в ящиках, в архивах. Эта бОльшая часть проектов не становится частью публичной истории.

Пока не приходят несколько любопытствующих потомков. Они собирают весь этот бумажный хлам, сортируют, и за множеством разнородных проектов за последние 300 лет обнаруживают много чего поучительного и захватывающего. Обнаруживают Исторические закономерности. И решают их обнародовать. Урби эт орби. Хотя бы за последние 200 лет. И хотя бы только по территории российской Калининградской области, в бывшем прошлом – изрядного куска немецкой Восточной Пруссии.

01. Калининградский Архитектурный фестиваль 2010: "Неслучившееся будущее". Эволюция замысла.

В 2010 году у Калининградского отделения Союза архитекторов России случается полукруглая дата – 65-летие. И правление Союза решило, что неплохо бы дату отметить чем-то масштабным и архитектурно полезным.

Сразу же вспомнился традиционный формат выставки-отчёта. Затем сразу вспомнилось, что такая выставка-отчет была совсем недавно – ну, несколько лет назад, - и с тех пор проектов-то не сильно прибавилось новых… да и вообще – что за бесконечные выставки-отчёты? Вся Европа и мир давно уже делают тематические, кураторские выставки! А лучше это будет – фестиваль, с городской темой, чтобы он под своим крылом объединил смежников городских пространств; объединил многие взгляды на город, не только взгляд архитекторов.

И вот после долгих раздумий над темой, которая могла бы заинтересовать максимальное множество горожан, чиновников, служащих, журналистов и архитекторов, сформулировали тему нереализованных проектов крупных городских узлов. Во все времена (почти) они проектировались на конкурсной основе, и именно они во многом определяют индивидуальную физиономию и ландшафт места, города.

После этого встал вопрос: а есть ли исторический материал для такого замысла?

Поискали в архивах. Полазили на полках средь пыльных чемоданов. Поговорили с ветеранами архитектурного цеха.

И оказалось, что – есть материал! Не слишком много, и чем дальше в глубь веков, тем меньше, – но кое-что есть, и весьма любопытное! И всё это богатство почти никто никогда не видел!

Так родилась идея, и так сформировался Калининградский Архитектурный фестиваль 2010 под общим именем "Неслучившееся будущее".

Главная экспозиция АрхФестиваля

Следует заметить, что большинство проектов экспозиции отобраны не только по временному принципу, но и по изначальной принадлежности к главным градостроительным узлам (территориям) города. Это:

o       Центральная часть города с ядром на Замковой горе

o       Южный вокзал

o       Северный вокзал + площадь Победы

o       Площадь Василевского

o       Проспект Мира от площади Победы до Центрального парка.

Именно здесь концентрируются самые интересные нереализованные проекты, и будут ещё концентрироваться ближайшие 50 лет, прибавив к этому списку территории промзон вдоль Преголи.

Раздел I, Кёнигсберг. Немецкая древность от 1712 до 1938 года.

Во многом, что касается "древних" периодов архитектуры края, организаторы были стиснуты рамками материала, который удалось отыскать. Тем не менее, некоторую картину найденные фотографии и графические листы нам дают. А именно: как мыслили тогда архитекторы, какие места и объекты были в фокусе внимания немецких архитекторов и градоначальников-заказчиков, учитывая тот факт, что конкурсы на важные городские узлы были обыденной муниципальной практикой уже 150 лет назад. Например, в начале ХХ века на «Биржевой двор» в Инстербурге было подано около 400 конкурсных проектов!

Для иллюстрации статьи мы возьмём лишь некоторые проекты, так как из общее количество приближается к 100, и начнём с одного из самых старых проектов фестивальной экспозиции.

§          Реконструкция восточного фасада замка Кёнигсберг. 1712г.

Как и полагается с толщей веков, эти смутные рисунки требуют пристального вглядывания, чтобы понять замысел их создателя. Логика их мысли нам почти недоступна, особенно с учётом того факта, что сам Кёнигсберг, в котором собирались эти постройки осуществлять, также требует пробуждения нашей фантазии, ибо большая часть окружавших проектные объекты построек стёрта с лица земли войной.

Чтобы представить вероятное на фоне исчезнувшего, нужна двойная экспозиция фантазии. Просто вглядитесь в рисовательную манеру, в детали. Вглядитесь в ту эпоху, когда те вещи, что мы трепетно называем "древность" и "историческое наследие", были обыденной повседневностью.

Признаемся честно: восточный фасад замка – самый угрюмый из четырёх его фасадов. Больше походит на фасад тюрьмы, чем на замок, в котором коронуются короли. Впечатление усиливают два "раскосых" толстых эркера (в них жили, это была жилая часть замка) и всегдашняя стража в полосатых двух будках, которая охраняет главные ворота Альбрехта в замок. 

Насколько можно понять, в том и состояла задача архитектора, чтобы максимально "осовременить" (через новый рисунок фасада) эту часть замка, сделать её более светской и менее "военной". Слева на южную сторону уходит модный тогда классицистический фасад, частично заворачиваясь на восточное крыло замка, - его спроектировал архитектор Шультхайс фон Унфрид в самом начале 18 века, и в представленном проекте этот фасад оставлен нетронутым. Зато предлагается переустроить правую часть Восточного фаса, сильно не вмешиваясь в сложившееся "тело" замка. Восьмиугольную в плане башню Хабертурм надстраивают веселой настройкой с барочным привкусом. Эркеры сохраняются, зато крыши справа и слева от них закрываются также барочными витиеватыми фронтонами. Не удивляётесь высокой трубе, что торчит над правым эркером: сзади надстроенный фронтон заслонял тягу, и поэтому трубу нарастили на три этажа. Да, топился замок множественными печами и каминами. А те - углём, который загружали прямо здесь к подвальным окнам, и половину времени года чёрные кучи угля лежали у стен замка. 

В результате проект похож на дикую смесь вкусов, стилей и неудачных инженерных решений. На попытку простыми средствами ("а если добавить еще красоты? А если другой красоты еще сбоку добавить?") решить сложную художественно-архитектурную задачу. А тут ещё эти печи с трубами…


Проект реконструкции форбурга Кёнигсбергского замка. Середина XVIII века.



Вид на Восточный фасад замка, начало ХХ века


В общем, правое крыло восточного фасада так и осталось угрюмым и казарменным. То ли денег не было, то ли проект не понравился. То ли всё вместе.

В экспозиции будут также представлены локальные конкурсные проекты середины 19 века:

§          Здание Северного вокзала и площади Ганза-ринг (ныне – северная часть площади Победы).

§          Кёнигсбергская синагога (старая синагога сгорела в пожаре 1811 года. Место дислокации - на острове Ломзе, напротив Кафедрального собора. Сейчас – район цирка-шапито).

§          Мост на Шлосс-тайхе (на Замковом пруду, ныне Нижнее озеро, в сегодняшнем районе здания ВГТРК "Калининград" и Историко-художественного музея).

Раздел I-II. Градостроительные конкурсные проекты с разницей в 30 лет.

§          Конкурсные проекты 1938 года по переустройству центра Кёнигсберга

§          Конкурсные проекты 50-60х годов ХХ века ("сталинский период") по переустройству центра Калининграда.

В разделе будут представлены конкурсные проекты по масштабному переустройству Кёнигсберга \ Калининграда нацистского и сталинского периода. Эти проекты интересны в сравнительном соседстве: в обоих случаях видны замыслы глобального переустройства, воодушевлённые удачной перестройкой Парижа бароном Османом, который в середине 19 века наросшую историческую массу города рассёк широкими эспланадами, скверами и проспектами, убрав тесноту и скученность средневековых кварталов.

К началу ХХ века Кёнигсберг перешагнул границы Второго вального кольца, и активно стали развиваться новые городские узлы, лежащие за пределам старой скученной застройки. Новые пространства давали возможность реализации крупных градостроительных замыслов, не хватало лишь политической воли, которая могла бы "обуздать" интересы разных лиц, неизбежно затрагиваемых крупными проектами. В Кёнигсберге эта воля появилась с приходом к власти нацистов.

Во втором, советском случае, помимо концентрации власти в одних руках, переустройство спровоцировано еще и масштабными разрушениями центра бывшего Кёнигсберга военными действиями.


 

Центр Калининграда. Архитектор Д. Навалихин. Начало 1950-х гг.

Обратите внимание, что в проекте Навалихина уже есть будущий Эстакадный мост, но еще нет Московского проспекта в той его ширине, какая была заложена впоследствии. На Замковой горе устанавливается реплика "сталинской высотки", а на север структура улиц организована как полукольцо с радиальной структурой улиц.

В реальности были реализованы другие градостроительные решения более поздней советской поры, конца 60-х – начала 70-х. Изменена транспортная схема движения в центре города, проложен Московский проспект, эстакадный мост перекинулся с одно берега реки на другой (малые мосты снесены), а бывшая Замковая гора приняла на себя Дом Советов.

Раздел II. Советский Калининград

Советский этап разделён на две неравных части: "сталинский классицизм" и "советский модернизм". Первому отвелось одно послевоенное десятилетие; вслед за ним вплоть до конца 80-х царил "советский модернизм".

Несколько послевоенных проектов "сталинского классицизма":

§          Планетарий (сейчас комплекс "Динамо" у рынка)

§          Кинотеатр "Заря" (классический портик)

§          Краеведческий музей (переделка Биржи)

§          Центральный рынок

Проект Центрального рынка. Архитекторы Атанов, Гаврилов, 1950-е гг.

Монументальные формы неоклассицизма для сталинской эпохи весьма показательны, - а приложенные к рынку (классический портик уместен везде?) показательны вдвойне. Для сравнения в экспозиции будут еще несколько проектов этих же архитекторов того же объекта.

"Советский модернизм"

Особо следует отметить ширину и специфику ту "заказную" практику, которая существовала в советское время, и которая породила массу нереализованных проектов, гораздо бОльшую, чем в немецкий период города. Условно её можно разбить на две группы. Первая группа – когда на достаточно высоком уровне принималось предварительное решение "что-либо сделать с этой территорией (этим объектом, подлежащим реконструкции)". Для принятия решения в ещё более высокой инстанции, да и для наглядной визуализации возможных вариантов заказывался проект специализированному институту (частных мастерских в городе тогда не было). Клеился макет, ГАП проекта (главный архитектор проекта) докладывал на каком-нибудь заседании суть предлагаемого архитектурного решения. И в случае положительного одобрения самого замысла следовала длительная процедура согласования во множестве решающих инстанциях. В 70% случаев или не одобрялся сам проект, или, что вероятнее – не одобрялась сама инициатива "что-либо сделать с этой территорией (этим объектом, подлежащим реконструкции)". И проект (макет) отправлялся в архив института или оставался в директорском кабинете "объекта, подлежащего реконструкции" (обычно ведомственного), где директор показывал этот макет всем посетителям высокого ранга. 

Этот тип "упредительного проектирования" впоследствии выродился в совсем уж "макетную советскую архитектуру". Во время строительного бума 70-х (и особенно в перестройку) каждый нормальный директор крупного учреждения уже заказал себе и эскизный проект, и макет реконструкции своего главного здания, зачастую расплачиваясь с архитекторами небольшим авансом и обещаниями: "вот согласуют "наверху", тогда расплачусь полностью. В каждом директорском кабинете – по макету, и все эти директора вереницами заходили в вышестоящие кабинеты с просьбами о реконструкции, расширении и т.д. Экстенсивный тип развития проектного дела полностью копировал экстенсивный тип развития народного хозяйства.

"Советский модернизм" отличителен на фоне остальной экспозиции разными графическими техниками представления проекта. Эти техники работы с карандашом, штриховкой, заливкой, гравюры ныне вовсе утрачены и вытеснены компьютерами на периферию архитектурной практики. Тем интересней вглядываться в ручную работу, за которой стоит своя манера подачи изображения, а не – компьютерные программы, которые сейчас больше влияют на подачу замысла, чем собственно индивидуальности архитектора…


Фрагмент главной площади и Дома Советов. Архитектор Е.А.Попов. (гравюра) Вариант 1966 г.

"Советский модернизм" определяет во многом лицо Калининграда: его много, можно сказать, он в численном большинстве. И в связи с тогдашней централизацией, он представлен в большинстве своём продукцией института "Калининградгражданпроект".

§          Проекты Калининградгражданпроекта

 
 
 
 

Панорама центральной части послевоенного Кёнигсберга, 1950-е гг.

 
 
 

Проектное решение панорамы центральной части нового Калининграда, 1967 г. Архитекторы: Соскин Л., Еремеев В., Попов Е., Осипов В. и др. (институт «Калининградгражданпроект») 1967 г.

В этом проекте интересен сам подход, который впоследствии редко применялся – панорамное решение крупного городского узла, - за которым видны чёткие эстетические каноны модернизма: широкие пространства, большие плоскости, размах, упрощённые ясные формы, уход от детализации. Три высотки в правой части проекта – это вариант Дома Советов (они частично видны на предыдущей гравюре). Надо понимать, что здесь еще не произошло соединение всех ветвей тогдашней гос-власти в один объём, и каждой из высоток соответствует своя ветвь: партийная, исполнительная и законодательная.

§          Исходный проект Дома Советов. К сожалению, изображение самого первого проекта Дома Советов Шварцбрейна отыскать не удалось. Известно только, что Дом Советов имел 16-ть этажей, и был облицован "космическими" "металлизированными" панелями из стималита французского производства, которыми облицована гостиница "Космос" в Москве. Эти панели должны были брутальному бетонному объему с равномерной чередой окон придать лёгкость, - материя здания должна была быть закрыта "материалом будущего", скрыта от взгляда. Однако впоследствии 4 этажа заказчик посчитал лишними, а облицовочные панели – слишком дорогими, существенно исказив строительством авторский замысел (что было общей практикой тех времён). Поэтому мы считаем, что исходный проект Дома Советов следует отнести к "нереализованным", и разместили его в общем ряду экспозиции. Кто знает – если бы заказчик был не столь экономен-прагматичен, м.б. Дом Советов не стал бы сегодняшним негативным символом города?

Здесь стималитовые панели уже заменены на бетонные, но ещё сохранена первоначальная этажность и верхняя "перемычка", утраченная при занижении этажности (см. внизу).


ЦНИИЭП им. Мезенцева, мастерская № 2, архитектор Ю. Шварцбрейм.
 

§          Филармония (проект московского института "Гипротеатр"), 70-е годы ХХ века. Место дислокации – нижнее озеро, сквер рядом с нынешним зданием ВГТРК "Калининград. Конусообразный вынесенный вверх объём-чаша – будущий зрительный зал, организованный по принципу амфитеатра. Материал – бетон и стекло. Главная беда бетонного строительства в том, что здания обычно получаются тяжеловесными, а сама идея Филармонии – это легкость и музыкальность. Потому через идею главного объёма в виде "чаши, стоящей на донышке" решалась задача придании бетонному массиву легкости. Вполне возможно, что аргумент "лёгкости" навёл заказчиков проекта на простую мысль – у нас ведь есть "уже легкая" кирха Святого Семейства - почему бы её не реставрировать вместо этого бетонного чуда? Да и дешевле в несколько раз, это уж точно, да и акустика уже выстроена самой архитектурой здания…


Калининградская Филармония. Проектный институт «Гипротеатр». 1970-е гг.
 
Раздел III. Российский период. 1990-2010гг.

 Следует учесть, что по объективно-историческим причинам 80% объема сохранившихся крупных проектов по городам Калининградской области относятся именно к этому периоду. При этом местная проектная массовая практика расширяется до множества частных мастерских и до масштабов области. Кроме Калининграда, активными в проектном плане становятся другие города области: Светлогорск, Зеленоградск, Советск, Черняховск.

Особенностью этого периода является т.н. "точечная застройка" - когда здание строится в уже сложившейся городской ткани на небольшом (как правило) участке, и размывание модернистской эстетики, активное использование исторических форм, деталей и элементов (т.н. "новая эклектика") при использовании ограниченного набора современных строительных материалов и технологий.

Малочисленные по количеству масштабные проекты этой поры возникали или как "упредительное проектирование" для визуализации потенциала развития территории, или как инструмент лоббирования крупного архитектурного замысла в бизнес-среде.



Проект архитектурно-градостроительного ансамбля «Луизенваль-Спутник», Архитекторы А. Архипенко, О.Васютин. 2000 г.

В данном проекту впервые в калининградской практике в рамках общественной инициативы была сделана попытка "упредительного проектирования" на территории крупного и важного городского узла. В основе проекта лежал тезис о необходимости преемственности градостроительной немецкой практики и российской\калининградской (на исторических планах участка был вычленен градостроительный модуль 60 метров, и применён при современном проектировании). Кроме того, была испробована методика проектирования "ассоциативных ансамблей": каждый объект проекта имел имя, связанное с его функцией или образом, и вступал с соседним именем-объектом в некую сюжетно-пространственную связь. Вместо цветочной клумба строилась подземная площадь, через которую под землёй осуществлялся пешеходный транзит под дорогами. Проект не был реализован, но послужил основанием для "блокирования" нескольких попыток "точечной застройки" на данной территории. Одно из зданий проекта ("Дом-Каштан" напротив кирхи Луизы) было построено другим архитектором с завышенной высотностью и другим куполом.

Раздел IV. Возможное будущее из сегодняшнего дня. 2010-? гг.

Чтобы за общими историческими обзорами не потерять нашего актуального будущего, в этом разделе собраны дипломные проекты студентов архитектурных специальностей (МАРХИ, Казанский, СПб, и др.), которые промысливают будущее городов Калининградской области.

Примечательна смена формата подачи проекта – он компонуется из множества фрагментов как единый визуальный нарратив.

(Калининград, Гусев, Музей Птиц на Куршской косе, проекты восстанавливающего ремонта исторических кварталов в Черняховске, и пр.)


Смежные фестивальные проекты

Спецпроект "Если бы в Кёнигсберге…"

Две выставки Винфрида Бренне, историка архитектуры, профессора _____ : "Мастер Архитектор цветного строительства в Берлине" и "Живой список Всемирного наследия" - Жилые комплексы в Берлине Нового времени". Первая выставка свидетельствует о важности цвета в развитии современной архитектуры, вторая демонстрирует развитие современных жилых кварталов на примере нового всемирного наследия Берлина. 
  Мартин Вагнер родился в Кёнигсберг и стал центральной фигурой в развитии жилых комплексов в Берлине в современную эпоху. Глава двух строительных обществ и позже как председатель совета администрации строительства Берлина Мартин Вагнер разрабатывал, проектировал безупречную современную архитектуру. Вместе с Бруно Таутом, также выходцем из Кёнигсберга, он разработал Посёлок Хуфайзен ("Подкова Estate" , одно из самых известных поселений 1920-х гг. 

 
  

Bruno Taut

1880 – 1938
MartinWagner

(1885 - 1957)

Спецпроект "Замок версус Дом советов"

В этом разделе будут представлены различные проекты, замысленные на территории Замковой горы (Королевской горы) начиная с середины 13 века и оканчивая проектом "Сердце города" двухлетней давности. Около 20 проектных версий разных эпох дадут представление, как пытались освоить кёнигсбержцы-калининградцы "главную высоту города". Особенно отметим усилия последних 20 лет, которые все концентрировались вокруг темы под условным названием "что нам делать с Домом Советов?"

Тема небоскрёбных проектов в Калининграде – вообще отдельная тема для статьи. Интересно, что в Кёнигсберге она не возникала вовсе, если не считать элеваторы в районе порта тогдашними "небоскрёбами".

В 50-е годы тема небоскрёбов возникает в Калининграде в первый раз.

Сначала она возникает как попытка альтернативы "главенствующей высоте Кёнигсберга" – Королевскому замку. А что вместо него? На дворе – сталинское послевоенное время, и самым передовым архисловом тогда были… правильно! "А давайте, поставим на гору сталинскую московскую высотку – ну, чуть уменьшенную, конечно…")

Затем - как заповедная мечта любого архитектора. Спроектировать небоскрёб – это как театральному режиссёру поставить "Гамлета" на сцене! А уж построить -… это уж Нобелевка, точно.

А затем – как поиск пути сформировать "деловой облик" центра: насадить небоскрёбы на Королевскую гору как грибы, как в Нью-Йорке… или Дубае… Правда, там они выросли вследствие избытка деловой активности на малой территории, но мы попытаемся наоборот: построить небоскрёбы, и форму (деловые здания) тогда заполнит содержание (деловая активность международного масштаба). Эдакий вариант архитектурной магии, когда не форма вырастает из содержательных обстоятельств, а последние хотят заманить внутрь, выстроив форму…  

 

По окончания одного из "круглых столов" АрхФестиваля среди архитекторов будет проведёт специальный Эрзац-референдум, чтобы выяснить мнение профессионального сообщества к идее восстановления Орденского замка Кёнигсберг.

Есть у Дома Советов одно достоинство, которое признают за ним даже его недоброжелатели-оппоненты: он не является продуктом "врущей" архитектуры. То есть той, которая прикидывается не тем, чем является на самом деле. Вполне откровенное брутальное здание, спроектированное и построенное в идеологии 70-х и всемирной тогдашней архитектурной моды на Нимейера, Корбюзье и др. Оно не рядится в исторические одежды, пытаясь в ХХ веке прикинуться старинным зданьицем с 300-летней историей; не заигрывает со зрителем декором, и не скрывает претензии на главенствование над окружающим ландшафтом. В нём очевидна претензия на Главное Здание Провинции, каковым оно строилось. Оно им даже частично стало, вобрав в себя негативные ассоциации, и оставив позитивные, наверное, для будущих построек в этом ареале города…

Портретная галерея Главных архитекторов Кёнигсберга-Калининграда

На время АрхФестиваля в залы галереи переедет выставка портретов Главных архитекторов города, открытая в начале сентября 2010г в здании мэрии Калининграда.

Медиазал

В специальном Медиазале галереи будут в режиме "нон-стоп" демонстрироваться фильмы на архитектурно-городскую тему, плюс фильмы о современной мировой архитектуре. В рамках работы Медиазала директор Центра Современной архитектуры (Москва) Коробьина представит фильм "Голландские берега".

Архитектурный читальный зал

В специально выделенное помещении на время работы АрхиФеста будут собраны из областных библиотек книги по архитектурной тематике. Можно приходить и читать прямо на месте!

 

 


 

 
© КОСАР

Rambler's Top100